Эгалитарное Мужское Движение

Мужское движение по защите прав мужчин

Сохэй — плотоядные MGTOW-монахи

Практика агитации на примерах используется многими, и иногда — активистами движения «Мужчины, идущие своим путем» (или МИСП), — в основном, в качестве примеров приводятся такие люди, как Исаак Ньютон и Никола Тесла, которые да, отлично подходят под определение МИСП, пусть даже во времена, когда они жили, подобное движение еще не существовало. Однако, это отдельные люди, индивиды, — для большей наглядности, на мой взгляд, лучше использовать какое-нибудь сообщество людей, поскольку МИСП – это, все-таки, движение людей, объединенных некой идеей, да и идеи МИСП-коммун нередко поднимаются (что, несомненно, очень хорошо). Существовали ли в истории подобные «МИСП-сообщества»? Да, существовали, и немало. Об одном из них я и расскажу.

Думаю, вы слышали такое словосочетание, как «МИСП-монах»? Несколько лет назад в маносфере стали появляться различные материалы о т.н. «МИСП-монахах», в качестве титульного изображения для которых использовались, как правило, изображения буддистских монахов, — в моем рассказе речь также пойдет о буддистских монахах, но о тех скучных лысых дяденьках в оранжевых робах, нет, — эти монахи, носившие название сохэй, очень сильно от них отличались. Жили они в Японии – родине т.н. «травоядных мужчин», материалы о которых также весьма распространены в маносфере, но, в отличие от своих травоядных потомков, были вполне себе плотоядны, являясь монахами-воинами, сыгравшими заметную роль в истории и культуре Страны Восходящего Солнца.

В отличие от горных монахов-отшельников ямабуси, сохэй представляли собой многочисленные и организованные армии, причем на определенных этапах они обладали таким большим влиянием, что даже крупные феодалы и сам сегун вынуждены были с ними считаться и сотрудничать. Создание сохэй приписывают Энрякудзи Рёгену – настоятель монастыря Энрякудзи, расположенного на горе Хиэй, — в связи со спорами со служителями храма Гиом, расположенного в Киото (Киото тогда был столицей Японии и оттуда поступали регламентирующие указы, которые не нравились многим монахам), он принял решение создать собственную армию, чтобы обезопасить свой монастырь и свой образ жизни. Правда, по одной из версий, данная армия состояла не из монахов, а из обычных наемников, — сторонники этой версии аргументируют свою точку зрения тем, что Рёген запрещал монахам носить оружие на территории монастыря (правда, вне территории не запрещал, а даже поощрял), но, в любом случае, отправной точкой существования монахов сохэй принято считать именно это событие. Также Рёген написал кодекс поведения монахов, состоящий из 26 статей.

Энрякудзи Рёген
Энрякудзи Рёген

Вскоре подобные монахи-воины стали появляться и в других монастырях. Обладая, помимо военной мощи, еще и большим религиозным авторитетом, монахи активно бросали вызов японской военной аристократии – самураям, в связи с чем в дневниках их нередко называют «акусо», что можно перевести как «злые монахи». Случались даже прецеденты, когда сохэй отвоевывали землю у крупных феодалов даймё, также они нередко участвовали в крестьянских восстаниях против власти самураев. Помимо Энрякудзи, большой славой пользовались также монастыри древней столицы Японии – Нары.

Помимо противоборства с самураями на полях сражений, а также на политической арене, сохэй, по сути, являлись вызовом той жесткой кастовой системы с самураями наверху, которая господствовала тогда в феодальной Японии: вступить в их ряды мог практически любой, при условии выплаты взноса, естественно, — в монахи принимали всех, и вступали в сохэй люди сугубо добровольно. Потому, публика там собиралась, как правило, очень разношерстная – это могли быть и крестьяне, и ремесленники, и даже беглые преступники, которые хотели таким образом скрыться от правосудия, так как при принятии монашеского сана им, вроде как, отпускались все грехи и в выдаче их властям отказывалось (кстати, судя по всему, обычная практика в буддистской традиции, т.к. в уже китайском эпосе «Речные заводи» также есть персонаж Лу Чжишень, также известный как «Татуированный монах», который стал монахом, чтобы скрыться от наказания за совершенное убийство, а до того, как присоединился в разбойникам с горы Ляшаньбо, которым и посвящено данное произведение, сменил несколько монастырей, так как весьма любил выпить и намять бока другим монахам, хотя и в европейских рыцарских монашеских орденах рыцари-разбойники, или раубриттеры, составляли весьма большую часть) — судя по всему, именно эта категория послужила причиной дурной репутации сохэй: если верить источникам, те, несмотря на монашеский сан, не гнушались вина, мяса и женщин, — в общем, ничего человеческого им было не чуждо. Но простой народ, крестьяне, при этом, к сохэй относились не в пример благосклоннее, чем к самураям, что означает, что бесчинств они творили, как минимум, меньше.

Если оружием-визитной карточкой самурая была катана (при том, что на поле боя катанами никто не сражался: самурай был, как правило, конным лучником, а в пешем бою брался за копью или алебарду-нагинату, и только потом – за меч, но не за катану, а за тати – меч, похожий на катану, но более длинный и более изогнутый, т.к. с доспехами носили именно тати, а не катану, и, кстати, большинство пафосных богато украшенных японских мечей – это именно тати, а не катаны, катана – это меч для ношения с гражданским костюмом, типа рапиры в Европе), то у монахов-сохэй это была японская алебарда-нагината, — на большинстве изображений они вооружены именно нагинатами. В реальности же снаряжение и вооружение сохэй было примерно такое же, как и у самураев, за исключением того, что сохэй часто надевали поверх доспехов монашескую робу, а также монашеский капюшон, тем более, что среди сохэй также попадались люди, имеющие самурайский сан (и даже известный полководец эпохи Сенгоку, также известной как Эпоха воюющих княжеств, Уэсуги Кенсин нередко изображается в монашеском капюшоне).

Монах сохэй в полном облачении. Поверх доспехов надета монашеская роба, в руках – нагината. Монашеский капюшон на голове – отличительная черта сохэй, выделяющая их среди прочих воинов.
Монах сохэй в полном облачении. Поверх доспехов надета монашеская роба, в руках – нагината. Монашеский капюшон на голове – отличительная черта сохэй, выделяющая их среди прочих воинов.

Известно, что сохэй принимали активное участие в так называемой войне Гэмпэй, которая велась между кланами Тайра и Минамото за власть в стране, результатом которой стало установление первого в стране сегуната (Минамото). Большинство сохэй сражались на стороне клана Минамото, что привело к сожжению города Нара – крупного центра буддизма (древняя столица Японии, как никак), располагающего несколькими монастырями сохэй, кланом Тайра, который, на тот момент, в войне выигрывал.

Монахи, однако, несмотря на численное превосходство и лучшую оснащенность самураев Тайра, оказали им достойное сопротивление. Например, вот показательный отрывок из японского эпоса «Повесть о доме Тайра»:

«Среди монахов, обратившихся в бегство, был могучий храбрец Сакано Ёкаку. В искусстве ли владения мечом, в стрельбе ли из лука не было ему равных ни в одном из всех семи храмов и пятнадцати монастырей Нары! Поверх светло-зеленого нательного панциря облачился он в панцирь, скрепленный черным шнуром, поверх легкого шлема надел другой, тяжелый, с пятью пластинами, закрывавшими шею. В одной руке он сжимал длинную алебарду на белом древке с лезвием, заостренном, как лист осоки, в другой — огромный меч в черных лаковых ножнах. Ведя за собой десять монахов, своих собратьев, ринулся он навстречу врагу из ворот Великого Восточного храма. Только он один сумел продержаться долгое время. Многих всадников он перебил, многим коням порубил ноги. Но воинов Тайра было не в пример больше, они рвались вперед, непрерывно сменяя павших, и всех сподвижников Ёкаку, прикрывавших его сзади и спереди, в конце концов перебили. Ёкаку в одиночку продолжал яростно биться, но, когда в тылу у него не осталось никого из своих, он обратился в бегство и скрылся, устремившись на полдень в Ёсино.»

Прочитав, сразу и не скажешь, что речь идет о монахе, а не о самурае! Однако, не смотря на доблесть своих защитников, Нара была сожжена, что, впрочем, в результате, настроило против Тайра как прочих монахов, так и религиозных крестьян и горожан, что, возможно, и послужило причиной последующей победы Минамото.

Защита Нары. Сохэй сражаются против самураев клана Тайра.
Защита Нары. Сохэй сражаются против самураев клана Тайра.

Тема сохэй также затронута и в другом произведении о войне Гэмпэй – эпосе «Сказание о Есицунэ». Там же рассказывается о, пожалуй, самом известном монахе-сохэй – Бэнкэе. По легенде, матерью Бэнкэя была дочь богатого кузнеца, которую тот собирался выдать замуж, потому отправил в монастырь, чтобы там провели ритуалы приготовления к свадьбе. Но настоятелю монастыря девушка приглянулась, потому он оставил ее себе, и у них родился сын – Бэнкэй. Бэнкэй был необыкновенно высоким и коренастым, а также, согласно источникам, весьма страшным на лицо, потому многие считали его сыном демона. Характером он также обладал весьма буйным и мстительным, и жестоко отплачивал тем, кто над ним насмехался или пытался как-то ему насолить, в результате, был вынужден покинуть монастырь. Постранствовав по стране, Бэнкэй нашел себе занятие по душе: он стал подкарауливать странствующих самураев и отбирать у них мечи, собрав в итоге, по легенде, около тысячи. Однажды он увидел юношу с очень красивым мечом и решил присвоить его, меч, себе, но юноша оказался ни кем иным, как известным японским героем и полководцем Минамото-но Ёсицунэ, который раздал Бэнкэю на орехи, и Бэнкэй, в итоге, стал его верным вассалом.

Бэнкэй сопровождал Есицунэ во всех его походах и не оставил его даже тогда, когда тот попал в опалу: после победы над кланом Тайра старший брат Есицунэ Минамото-но Ёритомо, ставший сегуном, начал опасаться более высокого авторитета своего младшего брата, потому решил от него избавиться. В роли убийц, кстати, выступали все те же сохэй, которые были традиционными союзниками клана Минамото. Там довольно подробно описывается снаряжение и поведение этих монахов, больше похожих на самураев из военных эпосов, чем на стереотипных буддистских монахов. В итоге, Есицунэ зажимают в угол, почти все его спутники погибают, Есицунэ решает сделать себе сеппуку, убив перед этим свою жену и своих детей, и поручает Бэнкэю держать оборону, пока он совершает ритуальное самоубийство.

Бэнкэй занял позицию на узком мосту: сначала он отстреливался из лука, убив несколько врагов, но стрелы быстро закончились, потому он взялся за нагинату. Скоро враги поняли, что в ближнем бою справиться с Бэнкэем будет сложно, потому стали обстреливать его из луков, — несколько стрел попало в щели между доспехами, несколько человек набрались смелости и бросились на Бэнкэя в ближнем бою, но тот их зарубил, а затем неподвижно встал посередине моста, опершись на окровавленную нагинату. Стрелы у преследующих Есицунэ сохэй также закончились, потому они боялись подступить к Бэнкэю, но затем заметили, что на плечо того присела птица. Монахов озарила догадка, — они приблизились к Бэнкэю и поняли, что были правы – он был мертв. Он погиб стоя, защищая своего друга (а Есицунэ был ему, прежде всего, другом, и только потом – господином), и даже смерть не заставила его покинуть свой пост. Вот, кстати, хороший пример мужского братства, которое и должны, по идее, представлять собой МИСП.

Одно из изображений Бэнкэя. Оружие было для него своеобразным фетишем, - видимо, поэтому он отнимал мечи у самураев. По легенде, он любил обвешиваться оружием и, помимо нагинаты, меча (а то и нескольких мечей) и лука, таскал с собой еще, как правило, секиру и стальной посох.
Одно из изображений Бэнкэя. Оружие было для него своеобразным фетишем, — видимо, поэтому он отнимал мечи у самураев. По легенде, он любил обвешиваться оружием и, помимо нагинаты, меча (а то и нескольких мечей) и лука, таскал с собой еще, как правило, секиру и стальной посох.
Бэнкэй и Есицунэ.
Бэнкэй и Есицунэ.

Естественно, крупным феодалам существование такого явление, как сохэй, было как бельмо на глазу, и они стремились от него избавиться. Так, в течение периода Сенгоку, известный полководец Ода Нобунага, прославившийся тем, что начал объединение Японии, провел против сохэй ряд кровавых военных кампаний, самым известным событием среди которых был штурм монастыря Энрякудзи. Монахи, как и в прошлых битвах, оказали Нобунаге достойное сопротивление, тем более, монахи Энрякудзи слыли первоклассными стрелками из мушкетов. В ходе одной из кампаний в бою даже пал родной брат Нобунаги, но, в итоге, клану Ода все-таки, удалось одержать верх, Энрякудзи был сожжен, было убито более 3,5 тысяч монахов, а также жители окрестных деревень, оказывающие монахам содействие, включая женщин и детей. После такого удара сохэй оправиться уже не смогли и окончательно конец им положил Токугава Иэясу, завершивший объединение Японии под знаменем одного правителя, — часть сохэй была разоружена, часть убита, а часть перешла на службу клану Токугава.

Токугава Иэясу – человек, завершивший историю сохэй.
Токугава Иэясу – человек, завершивший историю сохэй.

Так закончилась история сохэй. А сами сохэй, как явление, весьма похожи на движение «Мужчины, идущие своим путем» — это люди, которые не принимали эксплуатирующую их систему, пытались, в случае возможности, бороться с ней, и нашедшие себе место в этом мире. Как видимо, все новое – это хорошо забытое старое: МИСП, по сути, существовали всегда, поскольку любой здравомыслящий мужчина всегда понимал, что лучший путь – это Свой.

Если понравилась статья, подписывайтесь на мой канал на Дзене:

https://zen.yandex.ru/id/5ccd892c178ebe00b3e72c43

И на мой паблик в ВК:

https://vk.com/public183193220

2

Автор публикации

не в сети 23 часа

Brissen

55
Комментарии: 31Публикации: 14Регистрация: 26-10-2019
Show More

6 Comments

  • Антон Сорвачев

    Отличная статья

    2
  • Антон Сорвачев

    Еще бы картинку автор не забывал ставить)

    2
  • Magnit

    О, миги, используя крайнюю расплывчатость и трактовку своего движения, записали Ньютона и Теслу в свой ряды.
    Жду когда они туды добавят Господа Бога.
    Нее, ну а что, живёт один, как мисп-монах, с бапами замечен не был. Неоднократно упоминает первородный грех с женщиной (Евой)
    Размножился исключительно непорочно.
    Точно мисп-монах, по миговской логике

    3
  • lonelyhermit

    Я сам исповедую собственное видение Буддизма и Даосизма.
    Дао в переводе означает Путь,
    Дхарма это то же самое, что и Дао. Считаю, что МИСП это путь одиночки.
    Спасибо за статью!

    1
  • Никита Климов

    Я в восторге! С каждым днем сайт становится все лучше! Статья написана правда профессионально!!!
    И редактору и авторам посоветовал бы еще картинки размещать по центру…
    А ссылки делать ссылками.
    И текст лучше размещать «по ширине».

    2
  • Антон Сорвачев

    Бриссен уже столько статей написал, что редактор конкретно ему не очень нужен)

    2

Добавить комментарий