Эгалитарное Мужское Движение

Мужское движение по защите прав мужчин

Foreign Affair: Гана, Золотой берег

Впечатления о ганийцах у меня было всегда двоякое: с одной стороны, в годы, когда я работал преподавателем, ганийские студенты были одними из наиболее прилежных – они делали домашнее задание, реально были заинтересованы в том, чтобы выучить язык, были спокойными и не устраивали пьяных дебошей, с другой, абсолютное большинство проституток-негритянок, которые работают в Москве – это ганийки (при том, что симпатичных ганиек мало). А тут у меня появилась возможность посмотреть на них в естественной стране обитания – собственно, в Республике Гана. Потому, об этой стране, расположенной в Западной Африке, на берегу Гвинейского залива, я вам и расскажу.

До колонизации европейцами, территорию современной Ганы занимало государство под названием Империя Ашанти. Империей как таковой она, впрочем, не была – скорее, конфедерацией: с одной стороны, ашанти имели централизованное государство, во главе которого стоял король, резиденция которого находилась в городе Кумаси, который, на данный момент, является одним из крупнейших мегаполисов Ганы, уступая только столице страны Аккре, с другой, регионы были очень сильны, обладали высокой автономией и законодательство и культура в них могли сильно отличаться, как в штатах в США или кантонах в Швейцарии: были города, исповедующие местную языческую религию Аккан, были мусульманские и христианские, где-то работали социальные лифты, а где-то была строгая кастовая система и переход из одной касты в другую был практически невозможен. Но все они, в конечном итоге, не смотря на свою автономию, отвечали перед Золотым троном (не тем, мой юный друг – вахафаг), на котором восседал король.

Храм Ашанти

Флаг Империи Ашанти с тем самым Золотым троном.

Вообще, государственное устройство ашанти напоминало минархистскую конфедерацию, о которой любят рассказывать наши отечественные либертарианцы, в частности, Михаил Светов. Причем, что интересно, либертарианцы любят использовать в качестве эмблемы дикобраза, а на знамени Империи Ашанти также было изображено это животное.

Вот либертарианский дикобраз:

А вот дикобраз с ашантийского знамени:

 

Так что, либертарианцы, по идее, должны фанатеть от Империи Ашанти.

Государство было довольно богатым: основным источником богатства были золото (а Гана имеет одни из самых крупных золотых месторождений, потому англичане и окрестили ее Золотым берегом) и работорговля: ашанти, как и жители побережья Восточной Африки, ловили представителей менее развитых племен Центральной Африки и продавали их в рабство, также рабы добывались в рейды на более слабые африканские королевства.

Основными покупателями рабов изначально были берберы из Северной Африки, а позже – и европейцы, с которыми ашанти впервые встретились в XV веке. Ашани вели торговлю с португальцами, голландцами и англичанами, которые построили на берегу Ганы свои форты, но, при этом, колонизация Ганы как таковая началась только в начале XIX века.

Вообще, цивилизация ашанти была весьма милитаризирована, — даже само название «ашанти» означает «рожденные войной», а название страны – Гана, переводится как «военачальник», и обладала довольно сильной армией.

Воины ашанти

Ашантийский традиционный меч акрафена. Имели, судя по всему, скорее церемониальное значение, чем болевое. Как выглядит – мне не особо нравится, но думал купить для коллекции, если не слишком дорого, — в конце концов, европейского и азиатского оружия полно у многих коллекционеров и никого им не удивишь, а вот Африкой похвастаться могут немногие. К сожалению, впрочем, в продаже подобную штуку я не нашел.

Чтобы завоевать ашанти, Британская империя проведла шесть англо-ашантийских войн, пять из которых закончились далеко не в пользу англичан. Однако, в результате шестой войны, также известной как Война за Золотой Трон, Империя Ашанти перестала существовать и вместо нее появилась английская колония Золотой берег.

Англо-ашантийские войны

Ашанти, не смотря на технологическое отставание, смогли противостоять Британской империи в течение, примерно, ста лет, и окончательно завоевать их удалось только в начале XX века.

Сравним с тем, как Испанская Империя завоевывала Южную Америку и вспомним мою любимую картинку про лошка-англо-сакса и крутого испанца:

А ведь пару раз в истории возникали такие ситуации, что доминирующим миром мог стать не англоговорящий, а испаноговорящий. Но, к сожалению, пластмассовый мир победил – макет оказался сильнее. Ну ладно, я отвлекся.

В 1940-х годах борьба с британскими колониальными властями начала усиливаться и, наконец, в 1957 году Гана получила независимость. Президентом стал один из лидеров национального освободительного движения Кваме Нкрума.

Кваме Нкрума, первый президент Ганы

На советской почтовой марке.

Триумфальная арка, построенная в честь независимости Ганы.

В отличие от большинства африканских правителей, пришедших к власти после деколонизации, Нкрума действительно стремился принести благо не только себе, но и стране, понимая, что это этого зависит и его собственное благо, благодаря чему экономика Ганы стала одной из наиболее сильных в Африке.

Нкрума позиционировал себя как социалиста и марксиста, но стал таковым больше ситуативно, поскольку понял, что на сотрудничество с Западом лучше не рассчитывать, а лучше повернуть лицом к СССР и Китаю. Первый еще и бесплатных кредитов надавать может.

Будучи сторонником панафриканизма, Нкрума выступал инициатором создания Африканского Союза – конфедерации африканских государств, которая обеспечивала бы экономическое развитие континента. Позже, в 1990-х, схожую инициатву начал проявлять Муаммар Каддафи, а в 2002-м Африканский Союз, все-таки, был создан, со штаб-квартирой в столице Эфиопии Аддис-Абебе.

Однако, поскольку странам Запада не выгодно, чтобы бывшие (а в большинстве случаев – не таких уж и бывшие) колонии развивались, так как это помешало бы выкачивать оттуда ресурсы, то, как только там что-то начиналось налаживаться, то сразу происходил переворот. Совпадение? Не думаю.

Примерами указанного могут служить и убийство Патриса Лумумбы, и свержение режима Каддафи, и, внезапно, уничтожение белой Родезии (оружие Мугабе поставлял, внезапно, не только СССР, но и страны Запада тоже, и эмбарго на Родезию наложил тоже не СССР, — кстати, это очень хорошо показывает суть пресловутых англо-саксов, так как лидер родезийцев Ян Смит считал себя верным подданным Короны и даже воевал на стороне Великобритании во Вторую Мировую Войну), и свержение Нкрумы, которое произошло в 1966 году.

После военного переворота, окончившего правление Нкрумы, Гана пережила несколько временных правительств, по африканской традиции, насквозь коррумпированных, при которых экономика Ганы резко упала. Тогда же в стране резко активизировались западные компании, промышляющие незаконной добычей на территории страны ресурсов, — в частности, золота.

Наконец, в 1979 году капитан ВВС Джерри Ролингс совершил переворот, поставив у власти новое правительство, которое, впрочем, оказалось не лучше старого, потому Ролингс в 1981 году сверг и его. Был объявлен курс в сторону правового государства, а Ролингс в 1992 году сам занял пост президента, выиграв вполне себе демократические выборы. При нем страна стабилизировалась и по сей день является одной из наиболее благополучных в Африке.

Джерри Ролингс – можно сказать, спаситель Ганы

В связи с вышеуказанным, Африка предпочитает иметь дела уже не с Западом, а с Индией и Китаем. С одном стороны, данные страны тоже – не Матери Терезы, и кредиты бесплатно не дают (их вообще никто бесплатно не дает, кроме Русского Мира), также фиксируя странам внешний долг, плюс, жителям данных стран не чужд расизм в отношении африканцев, и скандалы, связанные с проявлениями расизма (а китайцы и индусы «комплекса белой вины» не имеют, зато знакомы со стереотипами из поп-культуры, что все африканцы глупые, дикие и жестокие), периодически возникают, но, при этом, они гарантируют Африке какую-никакую стабильность и возможность развития.

В конце концов, в Африке дефицит как специалистов, так и технологий, потому они вынуждены прибегать к иностранной помощи. И китайцев с индусами они видят более предпочтительным вариантом, тем более, те, давая кредит, не требуют провести реформы о «гендерном равенстве» (с равенством в Гане, в принципе, и так все ок). В целом, сотрудничество с Китаем и Индией несет африканским странам больше вреда, чем пользы, не смотря на все убытки, так как те дают африканцам рабочие места (которые до недавнего времени были в дефиците) и обеспечивают стабильность африканской экономике, поскольку они в этом, в отличие от Запада, напрямую заинтересованы, так как Африка является для них крупным рынком сбыта с минимальной конкуренцией. «Голубой океан».

Россия тоже в Африку пытается залезть – даже небезуспешно (военка, горнорудная промышленность, по вопросам энергетики вашего покорного слугу иногда направляют), но пока присутствие в сравнении с Китаем и Индией небольшое.

Сейчас в Гане активно проводится урбанизация, а также новая застройка уже существующих городов: Аккра, столица страны, напоминает лес из подъемных кранов:

Как и многие африканские города, Аккра является городом контрастов, где более-менее чистые и благополучные районы, вот такие, например:

соседствуют с адскими трущобами, типа вот таких:

Постепенно они ликвидируются, а народ переселяется в новостройки, но полностью устранить данные трущобы получится еще ой как нескоро. Но, не смотря на внешний вид, ходить по данным трущобам мне показалось вполне безопасным, — максимум, могут подойти и попытаться «толкнуть» вам какую-нибудь фигню: наркотики, проститутку, или просто какой-нибудь сувенирный стафф.

Еще местные рисуют довольно неплохой стрит-арт:

Сейчас в Гане, основными статьями доходов которой, традиционно, были сельское хозяйство и экспорт сырья, проходит индустриализация: есть свое производство мобильных телефонов и планшетов, сборка автомобилей (правда, в основном, это сборные комплекты, поставляемые из Китая, но некоторые комплекты ганийцы начинают уже изготавливать сами), а также оптоволоконных кабелей (собственно, один из новаторов в области оптоволокна, Томас Менса, придумавший технологию, которая позволила увеличить рентабельность производства оптоволоконных кабелей, позволяя им конкурировать с традиционными медными, производство которых ранее было более быстрым и дешевым, — ганиец), но промышленность пока еще находится в зачаточном состоянии.

Короткоствольное оружие в Гане, кстати, легально, но, при этом, снова, о чудо, никакой пальбы на улицах средь бела дня (и даже среди черной ночи) нет, — даже в вышеуказанных трущобах. Потому, в очередной раз удивляюсь от наших российских прогибиционистов, которые, почему-то, считают, что у нас в России она пренепременно начнется.

Приехав в Гану, я, первым делом, побежал купаться, так как ни в Кении, ни в Нигерии толком искупаться не успел. Для начала, я решил посетить местный пляж Лабади, — дикую, публичную его часть, так как, как генетический революционный интеллигент, решил осуществить «хождение в народ». Увидел вот это:

и решил, что «хождение в народ» откладывается. Потому, пошел на частный пляж.

Так-то лучше:

Единственное, немного докучают приставучие проститутки, пропитанные парфюмом как кексики ромом (и наштукатуренные как оные кексики глазурью).

Проституция, теоретически, нелегальна, но, при этом, присутствует повсеместно, — бабы «работают» на улице в специальных районах, существование которых, вроде как, отрицается (проституция-то нелегальна!), но они есть, подходят на пляжах, в барах, в клубах. Цена вопроса, как правило, около 30 долларов.

Проводить баб в отель тоже можно, как и ходить с ними по улице, в отличие от той же Кубы, — проблем с этим вообще никаких нет и никто никаких вопросов не задает.

Таких приставучих баб я не видел ни в Кении, ни в Нигерии – там они, как правило, подмигивают, подают какие-то другие знаки, чтобы мужчина к ним подошел, а тут подходят сами. Я, кстати, предпочитаю подходить к бабам сам – не люблю, когда в мое личное пространство вторгаются без моего разрешения. Понравилась баба – самому проще инициативу проявить.

Бабы, кстати, тут, в отличие от кениек и нигериек, среди которых довольно много симпатичных, и даже красивых, страшненькие: у них какие-то совсем грубые лица, какие-то мужеподобные, и фигуры, похожие на какой-то мешок с картошкой. Гуляя по улице где-то час, увидел только двух – трех более-менее красивых баб.

Несмотря на то, что красивых ганиек мало, они весьма сговорчивы и совершенно не наглые, и, в целом, теоретически, с ними можно устраивать более-менее длительные отношения. Я затевал с парой ганиек в Москве и, в целом, плохого о них мне сказать нечего (особо хорошего, с другой стороны, тоже) – по крайней мере, все остались при своих, и никто ни к кому не в претензиях. А что еще, в принципе, от отношений надо?

Еще местным, как и африканцам вообще, почему-то, очень нравилась моя футболка с персонажами из аниме «Невероятные приключения Джо Джо»: почти каждый раз, когда я гулял по городу, кто-то подходил ко мне и спрашивал, где такую футболку можно купить, несколько человек просили меня продать им ее, одна баба просила ее ей подарить, и одна бабца даже попыталась украсть ее из номера. Не знал, что африканцы – такие фанаты Джо Джо.

А феминизм в Гане, как и в любой стране, переживающей какой-никакой экономический рост – на взлете. Более того, страна рискует стать этаким флагманом феминизма в Африке, поскольку большинство африканских фем-активисток – именно отсюда.

Существует даже специальная Ганийская премия за Борьбу за права женщин.

Плакат ганийских феминисток. Оригинальностью феминистки в творчестве, как известно, не блещут.

На данный момент, в Гане действует закон о домашнем насилии (естественно, считается, что домашнее насилие может быть только со стороны мужчин), закон о «торговле людьми» aka human trafficking, запрещающий проституцию, которая все равно есть, и еще как есть, но теперь проститутки не проверяются на ЗППП или проверяются гораздо реже, а также данный бизнес стал сильно криминализирован, что повело к росту цен, а также снижению числа клиентов (по крайней мере, среди местных), что навредило, прежде всего, самим сексуальным работницам, которых феминистки, якобы, защищают (кто-нибудь в это еще верит?), ну и также они добились официального запрета женского обрезания, которое и так уже почти не практикуется. Кстати, а африканской традиции практикуется еще и мужское обрезание, но на мужчин феминисткам, как всегда, плевать.

Вообще, вся эта дружба в феминистками может нанести стране гораздо больший ущерб, чем гражданские войны и перевороты, и власти, с одной стороны, это понимают (потому и предпочитают смотреть в сторону Китая и Индии), с другой стороны, феминистские организации цветут и пахнут, фем-активистки есть среди местных политиков (пусть и далеко не самых влиятельных), создаются феминисткие НКО.

Все это может свести на нет все усилия по выводу страны из Третьего мира, поскольку феминизм несет катастрофические последствия даже для гораздо более богатых и развитых стран. Чего уж говорить о стране, где буквально каких-то десять-пятнадцать лет назад половина населения была неграмотной?

Усиливается ситуация также и тем, что тут сильны всякие «традиционные» стереотипы, которые ведут за собой повышенные требования к мужчинам, иными словами, ситуация возникает схожая с Русским Миром и с Азией, — с одной стороны, у женщин уже есть все права, они также могут устраиваться на работу, открывать бизнес, у них абсолютная свобода выбора, свобода перемещения, но, при этом, никто не отменял и повышенные требования к мужчинам, которые во времена патриархата еще как-то можно было обосновать (хотя это, по сути, доброжелательная мизандрия), то теперь они ведут исключительно к матриархальному перекосу, вгоняют мужчин в депрессию и ведут к мужским самоубийствам.

Гане, как, впрочем, и Русскому Миру, необходимо разорвать этот круг, причем разрывать его необходимо в нескольких местах. Пока не поздно. Грустно все это, конечно.

А вообще, из трех стран, которые я посетил, Гана мне, в целом, понравилась больше всего: наиболее развитая инфраструктура, наилучшая криминогенная обстановка, в целом, дружелюбные люди и ориентированный на людей сервис.

Будет жалко, если и эту страну поглотит трехглавый цербер феминизма.

 

5

Автор публикации

не в сети 10 часов

Brissen

295
Комментарии: 91Публикации: 31Регистрация: 26-10-2019
Show More

2 Comments

  • lonelyhermit

    «Будет жалко, если и эту страну поглотит трехглавый цербер феминизма.»
    Будем надеяться, что в Гане это несерьёзно. Зараза заносится в страну вместе с прогрессом. Можно же продвигать одно, но задвинуть этот феминизм. Очень мало мужских движений, в том числе и в органах власти, да и понимания этого вопроса в целом. Работает западная пропаганда, при этом мало кто понимает что это пропаганда и на какое разрушение она направлена. Баба потребляет — на остальное насрать!
    Производства, в которых руководители — женщины, так или иначе деградируют и встанут.

    1
  • Brissen

    С одной стороны, задвигают, потому предпочитают работать с Китаем и Индией (где, впрочем, с мизандрией сейчас тоже все ок).
    С другой стороны, Гана — продукт европейской цивилизации, основана людьми с западным образованием по западному образцу, со всеми издержками.

    2

Добавить комментарий