Эгалитарное Мужское Движение

Мужское движение по защите прав мужчин

Легальное оружие в Эквадоре и как нам обустроить легализацию

Несколько раз я упоминал, что в Эквадоре можно легально приобрести огнестрельное оружие, в том числе, короткоствольное: пистолеты и револьверы, за легализацию которых в России борются такие гражданские правозащитные движения, как «Право на оружие», и некоторые камрады попросили меня рассказать им о том, что там, да как.

На данный момент, оружие продолжает быть легальным, но гайки мало-помалу (видимо, в связи с недавними волнениями) собираются закрутить, — на самом деле, крайне глупый шаг, особенно с учетом того, что в той же Венесуэле запрет на владение населением гражданского оружия, введенный правительством Уго Чавеса, вызвал бурный рост преступности и превратил Каракас, некогда один из самых благоустроенных и процветающих городов Латинской Америки в криминальную столицу, где средь бела дня в кафе могут ворваться вооруженные, внезапно, огнестрельным оружием бандиты и обобрать всех посетителей и персонал до нитки. А ведь бывший президент Рафаэль Корреа в своих лозунгах восклицал, что не позволит, чтобы Эквадор превратился в Венесуэлу.

Ну да ладно, не будет о грустном.

На данный момент, рядовой эквадорец может приобрести себе следующие типы огнестрельного оружия:

— Пистолеты калибром до 9 мм, в т.ч., полуавтоматические, с магазином емкостью до десяти патронов;

— Револьверы калибром до 38;

— Ружья, в том числе, укороченные, калибром с 10 до 410, либо аналоги;

— Иное оружие, непредусмотренное в предыдущих пунктах, с разрешения местного Управления вооруженных сил (это для военнослужащих, полицейских и сотрудников ЧОП).

Для того, чтобы оформить разрешение на оружие, необходимо выполнить следующие процедуры:

— Зарегистрировать на соответствующем веб-портале, с указанием адреса электронной почты;

— Заполнить пришедшую на адрес электронной почты форму;

— Оплатить взнос (около 20 долларов);

— Явиться в местное Управление вооруженных сил с представлением следующих документов: квитанцию об уплате взноса, удостоверение личности, свидетельство избирателя (специальный документ, дающий право голосовать на выборах, а также необходимый для некоторых административных процедур), справка из полиции об отсутствии судимости, свидетельство о занятости (или справка с места работы, или удостоверение ИП, или свидетельство о регистрации компании), справку об оплате коммунальных услуг (вода, электричество и т.д.), справки от нарколога и психиатра;

— Пройти инструктаж по безопасности;

— Сдать экзамен (ответить на вопросы).

И все, вы – вооруженный гражданин.

Где оружие можно приобрести? Оружейных магазинов в городах страны немало и даже в каком-нибудь небольшом городишке, расположенной в местной глуши, есть хоть один.

Вот, например:

Или вот:

Или, например, один из магазинов SVGUNS – крупнейшего оружейного дилера в стране:

Тут можно приобрести пистолет и от Glock, и от Beretta, и даже SIG Sauer.

Фотографировать внутри оружейных магазинов, как и внутри борделей, строго-настрого запрещено, и если в борделе можно изловчиться и как-то сфотографировать, то в оружейном магазине это затруднительно: вся площадь просматривается камерами, в соответствии с местными нормами, на определенное количество квадратных метров площади магазина требуется, по крайней мере, один охранник.

Таким образом, войдя в оружейный магазин, человек постоянно находится на виду и ни один его шаг не останется незамеченным.

Владеют огнестрельным оружием в Эквадоре многие, — дома оно есть практически у каждого, однако, количество убийств, примерно, в два раза ниже, чем в России, где количество владельцев огнестрельного оружия гораздо ниже, — оно схоже с Соединительными Штатами Америки – с США. При том, что экономика США гораздо более развита и стабильно, а ВВП на душу населения практически в 10 раз превышает аналогичный показатель Эквадора. То же самое можно сказать и о системе образования в США: она, несомненно, гораздо лучше, — про Гарвард слышали все, а кто-нибудь слышал про какой-нибудь эквадорский университет? Никто не слышал. Показатели этих стран нельзя сравнивать: это Небо и Земля. Однако, количество убийств в США схоже с количеством убийств в стране, где половина населения совсем недавно жило в хижинах, и, насколько я знаю, оно не падает несмотря на то, что там ужесточают законы о владении огнестрельным оружием. Почему так происходит, ведь оно, по идее, с учетом экономики и уровня образования, должно быть гораздо меньше?

Во-первых, это политика ассимиляции. Если мы посмотрим количество убийств США по группам населения, то увидим, что среди американцев европейского происхождения, белых, количество убийств, в т.ч., с использованием огнестрельного оружия, сравнительно небольшое, — меньше, чем, например, в Финляндии. Другое дело, чернокожие, а также латиноамериканцы, — там количество убийств гораздо больше: какой-нибудь МС не заценил альбом другого МС, написал на него дисс и понеслась, — в США практически не пытались ассимилировать чернокожее население (сначала сегрегация, потом пособия и квоты, т.н. «афроцентричные школы», которые критиковались многими экспертами, в т.ч., и чернокожими, — Томасом Соуэллом, например), в результате получили под боком маргинальную субкультуру, являющуюся рассадником криминала.

Схожая ситуация происходит и в отношении латиноамериканцев, которые кучкуются в отдельных районах, а программа мультикультурализма не дает им ассимилироваться, притом, следует учесть, что в США через границу лезут не врачи и инженеры, а маргинальные элементы (есть даже мнение, что та же Мексика целенаправленно направляет туда своих маргиналов с целью использования их в качестве пехоты для того, чтобы отобрать у США территории, которые когда-то принадлежали Мексике, — теория имеет право на существование), а действующая политика лишь стимулирует то, чтобы они, вместо интеграции, обособлялись, в итоге получаем еще одну криминализированную субкультуру, построенную на отрицании американской идентичности.

В Эквадоре политика в этом отношении иная.

Страна также не является монорасовой: там есть целый кантон (в Эквадоре как в Швейцарии – кантоны) Эсмеральдас, населенный чернокожими – они там составляют примерно 4/5 населения. Когда идешь по улице столицы данного кантона, которая также называется Эсмеральдас, ощущение, что находишься где-нибудь в Африке, а не в Латинской Америке – за час на улице можно не увидеть ни одного белого, и даже индейца.

Когда-то это было прото-государство, созданное беглыми негритянскими рабами, которые основали общину, готовую принять любого беглого раба (прежде всего, чернокожего, хотя рабов-индейцев у тех же испанцев было не меньше) и заявили: «С Эсмеральдаса выдачи нет!». Занимались они сельским хозяйством, причем довольно успешно, а как у них появились деньги, они стали выкупать рабов и давать им свободу, также, согласно некоторым источникам, они осуществляли рейды на работорговцев с целью освобождения рабов. Де-факто, получилось изоляционистское сообщество, основанное на расовой идентичности – прямо как в розовых мечтах всяких альт-райтов.

Ваканда в наших сердцах!

Однако, позднее эта община присоединилась к Эквадору и была ассимилирована. Ну да, у них есть свои песни-пляски, которые отличаются от тех, которые в остальном Эквадоре, мясо они жарят не с острым перцем, а со сладким, можно купить сувенирный платочек или фляжку с африканским орнаментом, а не индейским, как в остальном Эквадоре, но, в целом, население Эсмеральдаса ассимилировано и ничем, кроме цвета кожи и прочих морфологических признаков не отличается от остальных жителей Эквадора. В кантоне развито сельское хозяйство — это одна из житниц страны, химическая промышленность, а также находится один из крупнейших в стране НПЗ. Помимо Эсмеральдаса, довольно много чернокожих живет в крупнейших городах страны: столице Кито и Гуаякиле, но криминала от них никакого особо нет.

Помимо чернокожих, в Эквадоре, как и в США, проживает немало индейцев. Большинство, как и белые эквадорцы, живет в городах и полностью вестернизировано, ничем не отличаясь от белых эквадорцев, но часть живет особняком: есть совсем дикие, прям в набедренных повязках и с копьями, живут в лесу и молятся колесу, как правило, проживают в местных заповедниках, отрицают цивилизацию (зачем, если на деревьях полно фруктов, а в лесах полно птичек и капибар?) и не любят, когда их беспокоят, хотя для туристов иногда попозировать могут. А есть и цивилизованные, живущие общинами (как правило, из местной глуши, где европейцев особо много никогда не проживало, а те, которые были, уже растворились среди индейцев) – часть организуют фермерские хозяйства, иногда встречаются и более экзотические виды бизнеса: например, центры отдыха и эко-туризма, часть, где-то высоко в горах ведет изоляционистский образ жизни и сводит контакты с внешним миром к минимуму (хотя, староста одной такой общины к нам даже приезжал, — предлагал направить часть мужчин в качестве работяг).

Настоящий индеец

Лирическое отступление. Один мой коллега-эквадорец выписал из подобной горной индейской общины бабу: вообще, баб своих они никуда не выпускают и редко кому их выдают, однако он давно с ними работал, так как мужчины из этих общин нередко подрабатывают на стройках и т.д., в качестве разнорабочих, потому ему они доверяли, тем более, он эквадорец, — иностранца типа меня они к своим бабам на пушечный выстрел бы не подпустили. Сначала он был рад: берегиня, да еще и девственница, — как тут не радоваться?! Однако, радость была не долгой: во-первых, баба оказалась абсолютно неграмотной, т.к. грамоте своих баб они там не учат, — то есть, неграмотная не в смысле что с ошибками пишет и по слогам читает, а вообще читать не умеет, — даже в магазин сходить не может, так как прочитать этикетки не способна и разницы между 120 и 1,20 не понимает, а во-вторых, она вообще оказалась неприспособлена к жизни в городе: там реально реакция была примерно как в фильме «Пришельцы».

Короче, берегиня оказалась чересчур высокоранговой. Однако, вернуть ее тоже не получится: во-первых, моральная сторона вопроса, — если ее вернуть, то такая женщина станет изгоем и парией, а она, в принципе, и не виновата ни в чем, тем более, он сам довольно долго добивался, чтобы эту бабу ему выдали, — неправильно это, а во-вторых, мы тут имеем дело с традиционным обществом, где нет индивидуальной ответственности и если опростоволосился кто-нибудь из членов семьи, то значит, что опростоволосилась вся семья, то есть, тень упадет не только на саму женщину, но и на ее отца и братьев, а на них и так косо смотрят из-за того, что бабу отдали чужаку, а не мужчине своего круга. Выходит, что вернуть бабу значит опозорить людей, которые оказали ему услугу и с которыми вообще хорошие отношения, испортить с ними всякие отношения, — они за такое еще и зарэзать могут, так как для человека из традиционного общества честь семьи важнее свободы. В общем, стал он ей нанимать репетиторов, учить ее всякому – вроде, какие-то успехи есть. Конец лирического отступления.

Но вернемся к нашим баранам: проблеме убийств и того, как получилось, что в гораздо более развитых США их количество примерно такое же, как и в менее развитом Эквадоре (а в более бедных и менее развитых странах их будет всегда больше, чем в менее бедных и более развитых). Помимо отсутствия в США грамотной политики ассимиляции, которая применяется в Эквадоре, отсутствует там и такая важная вещь, как политика в отношении ментального здоровья населения.

Немногие знают, что президент Рональд Рейган, этот идол и кумир для многих консерваторов, в свое время, распорядился открыть сумасшедшие дома и выпустить пациентов на свободу, и с его времен программа по контролю ментального здоровья в США, фактически, отсутствует. От слова «совсем». То есть, сумасшедшие ходят по улицам, среди психически здоровых людей.

В 2013 году в США произошел весьма показательный случай: ветеран армии США Эдди Рэя Рут, с диагнозом о психологической травме, из-за которого он и не был допущен к дальнейшей военной службе, расстрелял из легального пистолета двух своих товарищей, среди которых был ветеран подразделения «Морские котики» Крис Кайл, по мотивам биографии которого был снят фильм «Американский снайпер». Прогибиционисты утверждают, что не будь оружие легальным, Рут не совершил бы преступления, однако, я склоняюсь к другой версии: Рут не совершил бы преступление, если бы в стране была работающая программа в отношении ментального здоровья. Нужно решать проблему как таковую, а не убирать усугубляющие ее факторы (которые не ликвидируют саму проблему), тем более, притесняя гражданские права.

А в Эквадоре подобная программа, пусть и не идеально, но работает, и если бы события разворачивались там, а не в США, то Рут, скорее всего, не смог бы приобрести никакого огнестрельного оружия, и Крис Кайл остался бы жив.

Прогибиционисты часто показывают пальцем на США, — мол, смотрите, там преступления, там масс-шутеры, однако, проблема не в том, что людям доступно оружие, а в отсутствии грамотной политики ассимиляции и в программе ментального здоровья.

При этом, пресса зачастую раздувает случаи, когда вооруженный психопат или преступник забирает человеческие жизни, но игнорирует случаи, когда вооруженный гражданин их спасает.

Так, 13 января 2020 года в церковь техасского поселка Уайт Сеттлмент ворвался преступник, вооруженный дробовиком (кстати, приобретенным нелегально), однако, он не учел один фактор: в Техасе оружие легально и так случилось, что один прихожанин по имени Джек Уилсон, как раз, имел при себе пистолет и уложил его на месте. К сожалению, преступник успел застрелить двух человек, которых Джек не успел спасти.

СМИ нечасто освещает подобные случаи, но они случаются не менее часто, чем масс-шутинги.

Джек Уилсон получает награду от губернатора Техаса.

Однако, не нужно думать, что в Эквадоре нулевая преступность, — напротив, как и во многих развивающихся странах, а Эквадор это пусть и уже не «третий мир», но пока еще далеко не «первый», данная проблема там остро стоит.

Основные преступники здесь – это мигранты: гаитянцы, сальвадорцы, колумбийцы. Однако, среди уличных преступников, занимающихся «гоп-стопом», редко кто использует огнестрельное оружие: оно для них слишком дорого, да и, как я сказал, большинство преступников – мигранты, потому не могут приобрести оружие легальным путем. Чем же они пользуются, когда выходят на промысел? Вот этим вот:

Основное количество убийство в Латинской Америке совершается именно при помощи мачете.

Стоит самая простая такая штучка около 5 долларов, — да, она из мягкой стали, ручка из дешевого китайского пластика и, скорее всего, через несколько ударов от нее отвалится кусок, но для совершения преступлений оно более чем подходит.

 

Однако, существуют, естественно, и организованные преступные группировки, на совести которых лежит большинство убийств, совершаемых при помощи огнестрельного оружия.

Как вы думаете, где приобретают оружие вот эти прекрасные джентльмены?

А вот эти, не менее прекрасные, джентльмены?

Почему-то мне кажется, что далеко не в оружейных магазинах. Часть оружия они приобретают на т.н. «черном рынке», — нередко, это оружие, ворованное у военных или полицейских, поскольку рядом находится несколько не совсем благополучных страны с высоким уровнем коррупции, и местные чиновники рады списать за вознаграждение несколько единиц вооружения. Также часть оружия они изготавливают сами, поскольку огнестрельное оружие – это, конечно, не палка-копалка, но и не коллайдер, и не нужно быть доктором наук, чтобы его изготовить.

Вот, пожалуйста, оружие, отобранное у разных ОПГ, как видите, добрая половина тут – самодельная:

Вот так вот – в данной статье я попытался изложить ряд фактов и личных наблюдений и заставить людей задуматься. Это бывает полезно.

Плюс, я считаю, что если Мужское Движение объединится с движениями типа «Право на оружие» — это не будет лишним и принесет пользу обоим движениям. В конце концов, у них много общего: оба движения аполитичны, оба движения борются за гражданские права. Нередко в маносфере слышны призывы объединяться – вот, пожалуйста, еще одна возможность для объединения.

Если статья вам понравилась, подписывайтесь на мой канал на Дзене:

https://zen.yandex.ru/id/5ccd892c178ebe00b3e72c43

И на мой паблик в ВК:

https://vk.com/public183193220

 

3

Автор публикации

не в сети 47 минут

Brissen

236
Комментарии: 78Публикации: 28Регистрация: 26-10-2019
Show More

6 Comments

  • Сивов К.Е.

    Спасибо за статью.
    Легальное огнестрельное оружие это признак свободного общества!

    2
  • lonelyhermit

    В РФ общество другого типа. Гражданское оружие подчёркивает свободу, самовыражение, индивидуализм и эгоизм личности в обществе. В РФ же личность это ничто по закону. Взять то же превышение самообороны и т.п. То есть в группе ты кто-то, а без группы ты никто и ничто в РФ.

    0
  • Brissen

    Если у общества есть недостатки, то надо стараться их исправить, а не обмазываться ими.

    1
  • SMokhrov

    Я сам за клроткоствол. И даже за _обязательность_ его ношения при определенной системе.
    Но эта тема — столь же холиварная, как и религия. Поэтому имеет смысл иметь оба голоса озвученными. В т.ч. в дебатах внутри движения. Чтобы это не было точкой раздрая.

    0
  • lonelyhermit

    Brissen, когда общество это болото, то его следует осушить, а не тонуть в нём. Ну или не трогать вообще…обмазываться.

    0
  • Eugene

    я считаю, что многозарядным огнестрелом могут владеть только люди, прошедшие соответствующую подготовку. автоматическое оружие для самообороны вообще не нужно. глушители должны быть запрещены и их незаконное применение должно наказываться. а армия и полиция должны быть народными; армия по принципу Швейцарской, а профессиональными полицейскими и детективами должны руководить выборные шерифы.
    любители пострелять с гаубиц и пулеметов, могли бы реализовывать свои запросы или через службу, или на стрельбищах за свои $

    -1

Добавить комментарий